ЖД Вокзал Краснодар 1



Авиабилеты из Краснодара




01.11.07 ||| История ||| История --- Голоса из прошлого
в начало

Первая борозда
"Быть здесь городу..."
Екатеринодарская крепость
Как пшеница пришла на Кубань
География города
"Дерзость архитектуры"
Красное училище
Ставропольский шлях
Первый двухэтажный
Конные скачки
Колодец
Прошлое одной улицы
Улица Мира
Биография трамвая
"В вихре искр, в порыве дыма..."
Первый рентгеновский снимок
Зазвонил телефон
Библиотека имени А. С. Пушкина
Чистяковская роща
Городской сад
Последняя фонарщица
Голоса из прошлого
В гостях у старого дуба
Мосты и виадуки
Жизнь реки
Дом с розой
Зимний праздник
Тайны подземного Краснодара



Старый трудовой Екатеринодар просыпался рано, едва только первая темная заря прибивалась на восточной окраине неба и окрашивала в бурую, разгоравшуюся с каждым мгновением небесную высоту, спящие чуткие вершины деревьев, шпили редких высоких зданий на улице Красной. Постепенно замолкал дружный лай собак, всю ночь напролет оглашавший погруженный в крепкий сон город. Прекращалась перекличка ранних петухов. Громыхая по булыжникам мостовых, проезжали дрогали на своих длинных подводах к лесной бирже. Спешили на стоянки фаэтоны, в последний раз били в деревянные колотушки ночные сторожа, фонарщики гасили газовые и керосино-калильные фонари. На смену этим звукам шли другие:
мычание выгоняемых из ворот в “череду” (стадо) коров, которые, пыля, тянулись по долгой Прогонной улице, мимо мазутного, грязного Карасунского канала, но дороге съедая растущий под ногами бурьян, потом мимо городского сада, погруженного в сырую горькую свежесть листвы, и – к Закубанскому проезду, к железнодорожному мосту, к берегу текучей реки Кубани. Рабочий люд шел к своим станкам, верстакам. Открывались хлебные лавки, духаны, квасни, мануфактурные, обувные и галантерейные магазины. По над глухими косыми заборами, заглядывая во дворы, бойко брел мальчишка-газетчик и время от времени выкрикивал: “Русское слово”! “Русское слово”!

Мороженщики катили перед собой повозки, где стояли белые металлические банки, и громко приглашали: “Са-ахарное мороженое! Са-ахарное мороженое!”

Шум жизни нарастал. Голоса все множились, разнообразились. Сутулый усталый старик, с большой сумкой на животе, гундосил нараспев: “Иго-олки ручные, иго-олки машинны!” – и скороговоркой: Иголки, булавки! Иголки, булавки!” Ему вторил старьевщик на всю улицу: “Тряпье берем! Тряпье берем!” А по дороге тащился высоченный сапет, представлявший собою огромную корзину, сплетенную из сырой гибкой вербовой лозы, из него выглядывал пожилой горец-угольщик, весь черный от сажи, с белыми сверкающими зубами:

“Уголей! Уголей!” – и отмеривал вам на пятак мерку древесного угля для мангала и утюга, а если вы хороший, припасливый хозяин, можете купить весь сапет. Следом за угольщиком ехали продавцы арбузов. “Кавунив! Кавунив! Да еще и дынь!” – зычно, четко выговаривала станичная молодуха в белом платочке, в ситцевой пестрой кофточке и темной простой юбке. “Эй, дядько, проезжай! Ну, чего ты дорогу загородил?” В ее голос перебивал другой, не менее призывный и звонкий: “Ведры, тазы, кастрюли по-очиня-яю!”

Шел я на работу по утренним светлым улицам сегодняшнего города и представлял эти давние голоса людей, которые с великим трудом добывали копейку на жизнь.

Как изменился наш город! Как изменилась жизнь!..



жд вокзал.
Студия 15rus.ru - Осетия Владикавказ
Сайт построен на системе управления содержимым NextWeb