ЖД Вокзал Краснодар 1



Авиабилеты из Краснодара




01.11.07 ||| История ||| История --- В гостях у старого дуба
в начало

Первая борозда
"Быть здесь городу..."
Екатеринодарская крепость
Как пшеница пришла на Кубань
География города
"Дерзость архитектуры"
Красное училище
Ставропольский шлях
Первый двухэтажный
Конные скачки
Колодец
Прошлое одной улицы
Улица Мира
Биография трамвая
"В вихре искр, в порыве дыма..."
Первый рентгеновский снимок
Зазвонил телефон
Библиотека имени А. С. Пушкина
Чистяковская роща
Городской сад
Последняя фонарщица
Голоса из прошлого
В гостях у старого дуба
Мосты и виадуки
Жизнь реки
Дом с розой
Зимний праздник
Тайны подземного Краснодара


Остров, который образовала река Кубань, отделившая от себя огромную петлю, когда-то принадлежал внуку войскового судьи полковнику К. М. Головатому. 15 октября 1869 года он обратился с прошением в Пашковское станичное правление, в котором писал о том, что он числится жителем станицы Мсдведовской, а жительство имеет на отведенном ему участке рядом с юртовой землей станицы Пашковской. И почтенный обер-офицер, обращаясь к станичному обществу, заключал официальное письмо следующими примечательными словами: “Прошу покорно станичное правление предложить общественному сбору составить мнение, согласно ли оно принять меня в число своих граждан...”. Неизвестно, дождался ли проситель желанного решении пашковцев. В конце 1870 года он умирает, и его земля переходит в наследство его вдове Марфе Головатой, которая жила в Екатеринодаре “в незначительном домике”, как значится в документе, оставшись “решительно без всяких средств к содержанию себя” и с 11-летним сыном Сергеем, учитывая ее бедность, начальство выдаст вдове единовременное пособие в сумме 300 рублей. Но эта помощь, разумеется, не могла поправить пошатнувшееся благосостояние вдовы. В дальнейшем хозяйством на острове занимался ее управляющий А. К. Райкевич, он-то, как говорили старожилы, и разорил вконец Марфу Головатую: прибрал землю к своим рукам – 350 десятин с лесом, садами и тучным черноземом, а затем продал ценные угодья купцу А. И. Роккелю, сорвав с него 165 тысяч наличными. Но, как позже оказалось, продешевил, так как цены на землю быстро росли. И в 1910 году бывший “Кут Головатого” оценивался на сумму свыше полумиллиона рублей. Новый хозяин немало потрудился, прежде чем запущенная болотистая земля, где прежний владелец Райкевич бил дупелей, преобразилась и стала образцовым садовым питомником, в котором росли деревья всех стран света. Там, по рассказам, водилось много разнообразных животных и птиц: свою любовную песнь громко трубил лось, вызывая соперника на бой пронзительно и скорбно кричали красавцы павлины, сладко ворковали в укромных, глухих зарослях дубняка дикие голуби. Роккель, ловкий садовод-предприни-матель, не только ради эстетического удовольствия разводил деревья: он выращивал саженцы “ценные и урожайные сорта яблонь, груш, черешен”, как он афишировал их в прейскурантах и газетах, цветочную и огородную рассаду, собирал семена. Чтобы свой остров сделать доступным для публики, он соединил его с материком тремя деревянными мостами, распахал тучный чернозем, завел первоклассное хозяйство.
Этот большой остров был окружен отстоявшейся, прозрачной водой. И только весенние бурные разливы, замутненные ворвавшейся с юга текучей Кубанью, валили старые прибрежные вербы, несли коряги, пену, рвали берега и обновляли Старую Кубань своей живительной водой с гор. После половодья в Старой Кубани было много рыбы.

За речным протоком, через который были переброшены дубовые бревна, плотно подогнанные друг к другу и образовавшие мост, находились огороды болгарина Караколи. Он арендовал землю у Екатеринодарского самоуправления, у него работало много женщин-полольщип, которые увесистыми тяпками срезали сорняки и рыхлили чернозем вокруг заботливо ухоженных ростков перца и помидоров. Рабочий день у сезонников был световой, от зари до зари с небольшим обеденным перерывом. На земле стелили брезент, наливали в эмалированный хозяйский таз приварок – суп-кондер и раздавали большие деревянные ложки. Бабы доставали свой хлеб, сало, сушеную таранку, усаживались в кружок и молча ели. А после обеда – песня: протяжная, звонкая, задушевная. Сам арендатор, рассказывают, стоял невдалеке под навесом, опершись на палку, и слушал ее.

Ой да ты, калинушка-размалинушка.
Ой да ты не стой, не стой,
Ой да на горе крутой ...

Такова предыстория парка “40 лет Октября”, который широко и привольно раскинулся ныне на территории острова. В теплые воскресные дни сюда со всех сторон стекаются тысячи горожан, чтобы на пригретом солнцем апрельском воздухе

1 2 3
жд вокзал.
Студия 15rus.ru - Осетия Владикавказ
Сайт построен на системе управления содержимым NextWeb